Category: животные

Из поэтической тетради Н.В.Кудрявцевой "Акварели"

Тетрадь из неизданного сборника "Лирика 6".

Новый год стучится в двери


Новый год стучится в двери
Невзначай,
Мы обманщику поверим
Сгоряча.

Понадеемся, что счастье
Принесет,
И избавит в одночасье
От невзгод.
Он такой еще наивный,
Молодой.
Обещаний сладких ливни
Шлет гурьбой.

Но посулы все конечно
Всяко врут.
Дарит Новый год извечно
Только труд.

Выпьем чарку до конца
За ехидство молодца.


Collapse )

Из поэтической тетради Н.В.Кудрявцевой "Этюды"

Входит в сборник "Лирика 5", изданный в 2011-м году в Томске.


Светит свечка, воск стекает...


Светит свечка. Воск стекает
На подсвечник.
За минутою другая
Капнет в вечность.

Размерзает холодильник,
Это плохо.
Горько тикает будильник –
Бремя вздохов.
Жди не жди, напрасны грезы,
Всяко мутно.
На щеках застыли слезы
Перламутром.

Отчего докука эта?
Злые шутки?
Трудно без электросвета
Даже сутки.

Collapse )

Н.В.Кудрявцева. ТРИ МЕДВЕЖОНКА

Киреевские истории



МЕДВЕЖАТА


В домике номер 22 живут три мальчика, тётя Нина, весёлый пудель Джой и три крохотных медвежонка. Этих медвежат привёз из Германии и подарил внукам дедушка Саша. Поэтому у медвежат немецкие имена. Их зовут Путц, Ёхан и Вольбекхен. Путц — самый умный, Ёхан — самый толстый, а Вольбекхен — самый маленький.
Collapse )


ГРОЗА


Медвежатам из шалаша не было видно, что делается на поляне. И они не сразу поняли, что мальчики уже ушли. А когда поняли — испугались. Вольбекхен даже заплакал.
Collapse )


БЕГСТВО


Путц проснулся на рассвете и сразу побежал к двери — посмотреть, какая погода. Не добежав до двери, он остановился, протер глаза и замер в ужасе. Щепка, которой они загородили дверь накануне, лежала на полу. А дверной проем был плотно заткан толстой серой паутиной. В самом центре сидел громадный паук–крестовик. Он, кажется, спал.
Collapse )


ПО РУЧЬЮ


Некоторое время медвежата шли вдоль ручья. После вчерашнего ливня ручей разбух. Вода залила даже траву. Идти было трудно. Приходилось раздвигать стебли и обходить бесчисленные заливчики.
Collapse )


ДЯТЕЛ


В мышиной норке было тепло и сухо. Разомлевшие после сытного ужина медвежата спали без задних ног.
Collapse )


РИТА


— Ну как, — спросил Ёхан, — так и останемся на столе?
— Холодновато, — поежился Вольбекхен.
— Тише, — прошептал Путц. — Кто это? — медвежата замерли.
Collapse )


МАЛЬЧИКИ


Утром мальчики провожали тётю Нину в город. Автобус опоздал почти на час. Мальчики совсем извелись, ожидаючи. Потом пришлось возвращаться в лагерь: вести Джоя на перевязку к дяде Степану. На поляну, где остались медвежата, они попали только к обеду, злые от беспокойства.
Collapse )

Н.В.Кудрявцева. Кошечка и енотик

Посвящается Олегу Лохвицкому, моему почти соавтору.
Н.К.


Сказка была придумана Н.Кудрявцевой для внука Олежки во время пребывания с ним в Киреевске на летнем отдыхе. Издана в 2007-м году в Томске.

Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 6

ОБЫКНОВЕННАЯ ЖИЗНЬ (1921-1926)


В Томске одиночеством и не пахло. Собралась хорошая компания. Кроме Ляли и Виктора в нее входили Шурочка Лилеева и Маруся Большанина — подружки еще с гимназических лет. К ним присоединились бывшие сокурсницы Толя Аравийская и Люся Деминова, а также подросшие Марусины младшие сестры: Елена, Ольга, Тася и Нина. Как и каким образом в компанию попали брат и сестра Медведевы — Всеволод и Нина, а также Борис Лебедев и Галя, будущая его жена, — не знаю.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 16

ПОЧТИ ИДИЛЛИИ (лето 1938, 1939)


Лето тридцать восьмого и тридцать девятого мы с бабушкой провели в Писаревке. Дом наших хозяев, последний в деревне вниз по реке, стоял на обрывчике прямо над быстринкой. Еще ниже по течению, за зарослями кустов и пучки, было широкое тихое плесо, где мы купались. Там можно было даже поплавать. Наверное именно тут я наконец-то обрела уменье держаться на воде. Дом состоял из двух половин, углом стыкующихся на кухне. Мы занимали просторную двухсветную комнату и кухню, где стоял обеденный стол. Кухня была проходной — туда выходила дверь из хозяйской половины. Другая дверь вела в теплые сени.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 17

ПРОСТО В СЕДЬМОМ (1939-1940)


В доме по Черепичной затевался грандиозный ремонт. Всех жильцов временно расселили куда возможно. Нам с Прилежаевыми достались две комнаты: большая в три окна и маленький пенальчик в доме на Советской. Там же пережидали ремонт и Большанины. В пенальчике обитали мы с бабушкой, а большую комнату разгородили мебелью, выделив (возле дверей в наш пенальчик) мамин кабинет, общую столовую и двухоконный кусок, где размещались Наталиус и Марианна Сергеевна. Мне очень нравился наш пенальчик, там было так просто и уютно. И выделенный мне для занятий маленький столик с одним ящиком посредине тоже казался особенно милым. В доме была общая кухня и полутеплый туалет старого образца. Никакой ванной не было. Мы с мамой и Наталиусом ходили мыться в баню на Герцена. Как и где мылись бабушка и Марианна Сергеевна, не знаю. Зато на дверях висел очаровательный старинный колокольчик, который надо было дергать снаружи за веревочку. Тогда поднимался оглушительный трезвон, и кто-нибудь шел открывать дверь.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 18

КРУИЗ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ (лето 1940)


После седьмого класса мама взяла меня с собой в московскую месячную командировку. Из Москвы планировалось поехать в туристический круиз: Киев — Одесса — Крым вместе с Наталиусом. Во время маминой командировки я самостоятельно изучала Москву и с упоением штудировала шекспировские пьесы, посвященные войне Алой и Белой розы. Особенный интерес представляли комментарии, где приводилась вся родословеая Плантагенетов. Вечером на маму, усталую после дневной круговерти, обрушивались детали семейных неурядиц английской королевской династии.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева – ПЯТЬ ЛЕТ, 3

(продолжение «Семейных хроник»)

Дела осенние


Весь сентябрь мама торчала в Москве, утверждала штаты и планы научной работы. А я усердно вылизывала отремонтированную квартиру. Побелила ее университетская мастер-белильщица, во всех комнатах с колером. Шик, блеск, красота! Я делала трафареты, лазила под потолок и протягивала бордюры. В мамином, лиловом кабинете под потолком резвились символические не то тигры, не то пантеры. Такие же аппликации я соорудила на новых зеленых ламбрекенах. Мама эту фантасмагорию проглотила, только брови подняла в недоумении, да плечами передернула.
Collapse )