Category: наука

Н.К.

Н.В.Кудрявцева. Биография по заказу

Кудрявцева Нина Всеволодовна (по паспорту Медведева Рахманина Всеволодовна) родилась 22.10.1926 года в г. Томске.
Родители: мать — Кудрявцева Вера Михайловна (29.09.1899 – 14.01.1950) — выпускница, ассистент, доцент, с 1938 г. профессор ТГУ. С 1938 — декан физмата ТГУ, с 1944 – проректор по науке. Отец — Медведев Всеволод Дмитриевич (февраль 1899 – февраль 1943) — выпускник ТТИ, преподаватель факультета судоводителей в Красноярске, сотрудник Политехнического музея в Москве, военный инженер судоремонтного завода в Уфе.
Collapse )
Н.К.

Н.В.Кудрявцева. ИСТОКИ

Рассказы о людях
Томского университета


От автора


В этом сборнике приводятся материалы, которые мне доводилось посвящать сотрудникам Томского государственного университета. Некоторые заметки были опубликованы в университетской многотиражке и (или) вошли в книгу «Физики о физике и о физиках». Статья о М.А. Большаниной была напечатана (с сокращениями) в областной газете «Красное знамя». Текст, посвященный Е.Н. Аравийской, издан в виде брошюры кафедрой математического анализа ТГУ.
Collapse )

ПЕРВЫЕ ШАГИ


Теоретическая физика в Томске фактически ведет свое начало от Петра Саввича Тартаковского.
Сам Тартаковский, по крайней мере, с современной точки зрения, был скорее экспериментатором. Во всяком случае, международную известность он заслужил своими опытами по дифракции электронов. Однако действовал он на переднем (тогда) крае физики, где теоретические представления сплетались из еще «теплых» результатов эксперимента. Ибо это были годы становления квантовой механики, когда экспериментатору без глубокого детального теоретизирования было никак невозможно. А у тогдашних столпов физики микромира эксперимент и теория шли вообще вперемешку. Кто он – экспериментатор или теоретик? Попробуй, разбери!
Collapse )

ПЕТР САВВИЧ ТАРТАКОВСКИЙ



Петр Саввич Тартаковский приехал в Томск осенью 1929 года в составе так называемого ленинградского десанта. Предполагалось, что десантники (в основном сотрудники ЛФТИ) окажут содействие развитию естественных наук в Сибири вообще и становлению только что открытого в Томске Сибирского физико-технического института в частности.

Тридцатичетырехлетний профессор Тартаковский уже тогда был ученым с мировым именем и сложившейся позицией. Опыты по дифракции электронов, проведенные им в Ленинграде, поставили его рядом с другими пионерами волновой (ныне квантовой) механики, открывавшей первые дивные страницы. Эксперименты Тартаковского вкупе с одновременными опытами Томсона и предшествовавшими Девиссона и Джермера неопровержимо доказали: и быстрые, и медленные электроны, проходя как через моно, так и через поликристаллы, дают четкие дифракционные кольца. Подтверждение волнового характера движения материи, триумф корпускулярно-волнового дуализма, вероятностное, вариантное понимание причинности означали коренную ломку основ классической физики. Странности законов микромира ошеломляли и отталкивали одних, озадачивали и притягивали других. Понять и принять совершающийся переворот было дано не всякому уму, даже великому. Рыцари торжествующего кванта, не ведая страха, не реагируя на упреки, с восторженным удивлением воздвигали головоломную систему понятий и законов микромира. Как и все новообращенные, они стремились проповедовать квантовую веру среди юных умов, еще не погрязших в классической косности.

Collapse )
ТГУ

Н.В.Кудрявцева. ИСТОКИ

Рассказы о людях
Томского университета



ВЕРА МИХАЙЛОВНА КУДРЯВЦЕВА


Вера Михайловна Кудрявцева родилась 29 (17) сентября 1899 года в деревне Ознобишино Ардатовского уезда Нижегородской губернии, где ее бабушка, бывшая крепостная крестьянка, была управляющей крохотного барского именья.

Мать Веры Михайловны, Александра Ивановна, окончила только три класса сельской приходской школы. Но она любила и прекрасно знала русскую классическую литературу. Помнила наизусть множество стихов Пушкина, Лермонтова, Некрасова и очень любимого ею А.К. Толстого. Она была живой, остроумной женщиной, человеком большой душевной щедрости, естественно и незаметно воплощавшей в своей жизни образы некрасовских героинь. Из шестерых ее детей выжили и выросли двое – первенец сын Виктор и дочь Вера, или по-домашнему Ляля.
Отец Веры Михайловны, Михаил Иванович Кудрявцев, был уроженцем Казани. Он работал техником в системе водного транспорта Казани и Перми (Камско-Волжское пароходство). В Томск, по приглашению переведенного в Сибирь начальника, семья Кудрявцевых переехала в 1913 году.

Collapse )

МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА БОЛЬШАНИНА:
Я прежде всего педагог


О чем можно мечтать томской девчонке весной 1916 года, если она из обеспеченной, но не богатой семьи, и учится в последнем педагогическом классе гимназии?

На весеннем солнышке дымят дощатые тротуары. На главных улицах Почтамтской, Бульварной, Миллионной протаяла булыжная мостовая. Цокают по булыжнику лошадиные копыта. Летят из-под полозьев ошметки мокрого снега. Извозчик везет барыню – шуба с меховым воротником шалью, низкое декольте - такая мода.
В центре города зеркальные витрины магазинов. Каменные арки гостиного ряда. Пудовые замки на дверях купеческих складов. Базар. Богатые особняки на каменном фундаменте. Деревянные чудо терема. Вокруг дома и домишки с садами, огородами, постройками для скота.

В домах большие печи-голландки зимой жарко натоплены. До блеска ухожены полы. Керосиновые лампы под абажурами зеленого стекла. Новомодное электричество – в учреждениях, да у богатых домовладельцев.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 5

ЛЯЛЯ (1914-1921)


Тогда в тринадцатом по приезде в Томск в Мариинской гимназии у Ляли как-то сразу нашлись подружки: Шурочка Лилеева, Маруся Большанина… У Шурочки Лилеевой была удивительная мама, которая охотно обучала девочек всяким разным женским хитростям, в том числе уменью пользоваться косметикой, наводить абсолютно необнаружимый макияж. Устраивала она и девчоничьи сборища, где читались стихи и даже выпускался литературный журнал с собственными поэмами. Про Марусю Большанину писалось:
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 6

ОБЫКНОВЕННАЯ ЖИЗНЬ (1921-1926)


В Томске одиночеством и не пахло. Собралась хорошая компания. Кроме Ляли и Виктора в нее входили Шурочка Лилеева и Маруся Большанина — подружки еще с гимназических лет. К ним присоединились бывшие сокурсницы Толя Аравийская и Люся Деминова, а также подросшие Марусины младшие сестры: Елена, Ольга, Тася и Нина. Как и каким образом в компанию попали брат и сестра Медведевы — Всеволод и Нина, а также Борис Лебедев и Галя, будущая его жена, — не знаю.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 16

ПОЧТИ ИДИЛЛИИ (лето 1938, 1939)


Лето тридцать восьмого и тридцать девятого мы с бабушкой провели в Писаревке. Дом наших хозяев, последний в деревне вниз по реке, стоял на обрывчике прямо над быстринкой. Еще ниже по течению, за зарослями кустов и пучки, было широкое тихое плесо, где мы купались. Там можно было даже поплавать. Наверное именно тут я наконец-то обрела уменье держаться на воде. Дом состоял из двух половин, углом стыкующихся на кухне. Мы занимали просторную двухсветную комнату и кухню, где стоял обеденный стол. Кухня была проходной — туда выходила дверь из хозяйской половины. Другая дверь вела в теплые сени.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева - СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ, 22

ДЕЛА СТОЛЕТОВСКИЕ (1942-1945)


Земельные наделы предоставили всем организациям, в том числе вузам и научным институтам. Мама и Наталиус договорились крестьянствовать совместно и организовали колхоз имени Столетова. Название обосновывалось двояко. Во-первых, в колхозе было три работника: мама, Наталиус и я, а нам всем вместе было почти сто лет. Во-вторых, мама и Наталиус в некотором смысле продолжали научные работы Столетова.
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева – ПЯТЬ ЛЕТ, 5

(продолжение «Семейных хроник»)


ТРИ БАЛА ЕЖЕГОДНО


«Служив отлично, благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.»

Цитируя Пушкина, Наталиус ехидничала: «Смотри, Лялька, не промотайся!» Долги у мамы были – Наталиусу. Но промотаться – она не промоталась. Хотя ежегодных «балов» было действительно три: 30 сентября (мамины именины и день рожденья), встреча Нового года и Первое мая. Сейчас я понимаю, что, став проректором по науке, мама хотела установить неформальные контакты со своими подопечными. Кто только не перебывал у нас на этих сборищах!
Collapse )
Н.К.

Н.Кудрявцева – ПЯТЬ ЛЕТ, 15

(продолжение «Семейных хроник»)


ШИПЫ И ТЕРНИИ


В полном соответствии, что нет розы без шипов, маму с отчимом кроме радостей обретенной любви ожидали и неприятности. И серьезные, и маленькие, но чувствительные и многочисленные, пакости.

Помню, как мама сидела, сжавшись в сплошной комок нервов: отчима «прорабатывали» на парткоме за «грехопадение». Не думаю, что делу дали ход по жалобе Любовь Наумовны. Не похоже на нее такое бабство. Скорее всего, сработало тогдашнее ЦРУ – партия на страже семьи и брака. Может быть, подтолкнули и разочарованные мамины поклонники, оскорбленные, что она «выбрала недостойного». Сию фразу изрек уже после маминой смерти Владимир Николаевич Кессених. Сильно чесался у меня язык спросить: «А что достойные-то зевали?»
Collapse )